Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


КУЛЬТУРА

«ТВОЙ ПУТЬ СРЕДИ СВЕТИЛ…» - памяти Валерия Хомякова

12:14 26.12.2016 | КУЛЬТУРА

В Сасовской городской библиотеке № 36 состоялась встреча участников литературного клуба «Первая строка», посвящённая памяти известного российского политолога, генерального директора Совета по национального стратегии Валерия Алексеевича Хомякова (9 декабря 1948 – 16 ноября 2016).


Он родился на Алтае, но всегда считал рязанскую землю своей второй родиной. Здесь Валерий Хомяков окончил Сасовскую среднюю школу № 1, а затем Рязанский радиотехнический институт, стал автором изобретений. Затем в течение почти двух десятилетий он работал по специальности в структурах Министерства обороны, военно-промышленного комплекса, Академии наук СССР.

С конца восьмидесятых годов, то есть более четверти века, Валерий Хомяков профессионально занимался политикой, снискав себе известность одного из ведущих политологов страны. Он всегда подходил к рассмотрению каждого вопроса объективно и взвешенно.

Диапазон интересов Валерия Хомякова был широк: приверженец точных наук, он великолепно знал поэзию Сергея Есенина и Владимира Маяковского, относил к числу своих любимых прозаиков нобелевских лауреатов Михаила Шолохова и Эрнеста Хемингуэя, хранил в памяти многие произведения из репертуара Людмилы Зыкиной и ансамбля «Битлз», неплохо разбирался в бардовской песне, отменно играл в волейбол и хоккей, увлекался подводным плаванием.

В последний приезд в Сасово в июле 2016 года Валерий встретился с одноклассниками. Добрыми воспоминаниями отметили давние товарищи 50-летие окончания школы. Он сердечно относился к друзьям детства и юности, и они отвечали ему тем же. Патриотизм известного политолога не был показным, не был сосредоточенным на восхвалении очередного руководителя государства. Валерий Хомяков являлся истинным патриотом России: любил свой далёкий Алтай, свою милую сердцу Рязанщину, переживал за политическое и экономическое положение в отечественных регионах. Работал буквально на износ. Последние материалы видного политолога вышли в средствах массовой информации в день его безвременной кончины.

Вот какие проникновенные слова произнёс в храме Всех Святых Алексеевского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров на отпевании Валерия Хомякова: «Чего у него не было – так это равнодушия к судьбам Отечества, к людским судьбам… И мне всегда было отрадно общаться с рабом Божиим Валерием, человеком интеллектуальным, просвещённым, человеком милостивым, обладавшим чувством юмора, остротой ума. Конечно, не так просто он по рейтингу был одним из ведущих политологов страны… И в его душе всегда была приметна какая-то благодатная искорка. Как человек своего времени, он, конечно, не афишировал то, что является интимным духовным убеждением человеческого сердца... И вот сегодня он прощает нас, а мы просим прощения у него и молимся о том, чтобы ему была дарована милость Божия… Помолимся, чтобы Господь отверз ему двери в Царство Божие».

Последним приютом Валерия Алексеевича Хомякова стало Ваганьковское кладбище.


ПАМЯТИ БРАТА ВАЛЕРИЯ

1

На прощанье встретиться решил.

Встретился, как будто что почуял.

…Вижу вечер:

высверки машин,

и к тебе по улице лечу я.


Вместе мы,

как в давние года,

в нашей достопамятной Рязани.

Долгим льдом становится вода,

а улыбка братская –

слезами.


Броситься назад бы, да нельзя.

Скоро ль там мы свидемся, не скоро?

Напрочь рвётся верная стезя,

рушится последняя опора.


Слышится отчаянная медь –

это трубы скорбного исхода.

Вот и всё.

Рождение и Смерть.

Лунный блеск.

Два високосных года.


2

Последняя дорога к брату.

Его – навек прощальный – путь.

Порой не чувствую утрату,

разговорившись с кем-нибудь.


Но вот опять – вагон гремящий,

и я, с бедой наедине,

смотрю на сумрак,

восходящий

в моём мелькающем окне.


Москва не ждёт меня весельем:

сначала – морг,

а после – храм.

И под ваганьковскою сенью –

земной удел житейских драм.


На этом кладбище – Есенин,

здесь и Высоцкий,

и Стрельцов.

Не называю смерть спасеньем –

всё это байки мудрецов.


Что тут мудрить,

коль слёзы снова,

и сердце в горестной горсти.

И я шепчу родное слово,

нет, не последнее «прости».


Лишь только брат меня услышит,

ведь слово это снега тише,

что лёг на травы и на крыши

и дремлет в холоде густом.

Оно неволей Божьей дышит,

лишь только брат меня услышит,

совсем не ведая о том…


3

Во власти смертной тишины

никто не виноват,

но не убавить мне вины

перед тобою, брат.


Любил тебя, боготворил

и жил твоей судьбой,

но где-то недоговорил,

недогрустил с тобой.


О детстве нашем,

о тропе,

знакомой только нам.

Приехал вроде бы к тебе,

а всё же – по делам.


К полудню время.

И пора

мне, как всегда, бежать,

к лихим служителям пера,

а после – уезжать.


Ледок крошится под стопой,

и ветер бьёт под дых.

…Мы скоро свидимся с тобой

во храме Всех Святых.


Рыданье вырвется вот-вот,

но знаю, что нельзя.

Вокруг тебя застыл народ –

товарищи, друзья.


И свечи теплятся в руках,

и плачут огоньки.

Душа пока не в облаках,

её круги легки.


Она взойдёт на небеси

в свой неизбежный час,

оставив песню на Руси

да неутешных нас.


Твой ляжет путь среди планет,

твой путь среди светил.

…И мы глядим на звёздный свет,

на взмах вселенских крыл.


И там отыщет свой причал

твой лёгкий вздох живой

о том,

что я недомолчал,

недогрустил с тобой.


4

Это не последняя утрата,

но она пока больней всего.

…Синева осенняя крылата

над могилой брата моего.


Видится мне траурная рамка:

даты, високосные года.

Что ж ты, капитан шестого ранга,

мостик свой покинул навсегда?


В шутку получил ты это званье,

о морях мечтая с детских лет.

Пусть мечта, конечно, не призванье,

но она оставила свой след.


Волны рассекая мощным брассом,

плыл ты на ту сторону реки.

Был ты, помню, в этом деле асом,

всяческим напастям вопреки.


Лето расстилалось синь-травою

и цветами теплилось окрест.

На велосипеде мы с тобою

мчались по просторам цнинских мест.


Дома снова – телепередачи,

Маяковский и Хемингуэй.

Говорил ты:

«Даже в неудаче

не казни себя – и не робей!»


Так вот всё оно потом и вышло.

Весь мой путь предвидеть ты сумел.

Молния мне душу вскоре выжгла,

хорошо, что молод был и смел.


И о том, что пройдено когда-то,

вспоминаю, только и всего.

…Синева прозрачна и крылата

над могилой брата моего.


5

От студёной земли,

не пугаясь погони,

и тебя унесли

солнцегривые кони.


И, легки искони,

в том полёте сгорая,

вдруг застыли они

пред воротами рая.


Кто врата отворит?

Заслонит в лихолетье?

Огнь Всевышний горит,

и кругом – весноцветье.


Здесь спасенье от бед,

заповедное пенье.

После полночи –

свет.

После смерти –

рожденье.


Владимир Хомяков,
16 ноября – 9 декабря 2016 года,
г. Сасово

Источник: РИФ Новости
Просмотров: 3342

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*



Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.