Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


СТАТЬИ и КОММЕНТАРИИ

О трампологах и повышенном трампотизме

09:31 11.11.2016 | СТАТЬИ и КОММЕНТАРИИ
Профессор Валерий Расторгуев считает, что выбор президента США был сделан в последний момент, но вовсе не избирателями …


Случилось! Все околополитические глашатаи вдруг и сразу прозрели, превратившись из политологов в трампологов, не только с ювелирной точностью предсказавших его восхождение чуть ли не до его рождения, но и знающих наперед все его планы и шаги – от первых до последних. Случилось же это массовое озарение сразу после победы Трампа, на которую, по совести, никто особо не рассчитывал ни в Европах, ни в России, во всяком случае, до включения в игру американских спецслужб, вдруг осадивших и поставивших на место уходящего Обаму. Впрочем, для этого большого мужества от руководства ФБР не требовалось, поскольку в США не принято особо церемониться с хромыми утками, которые даже в законодательном плане далеко не так свободы в действиях, как в начале своего правления. Некоторые аналитики в США назвали эти ограничения «удушающим ошейником», снижающим риск непредсказуемого поведения уходящего лидера. В чьих руках цепочка от ошейника – вопрос особый. Внешне это выглядит как «власть сложившихся институтов».

При этом почти никто из новоявленных трампологов почему-то не рассматривает самого Трампа как обычный, даже рядовой проект, придуманный теми, кто не купается в свете юпитеров, но на самом деле правит бал в США. Да и зачем им юпитеры, если они сами выступают в роли настоящего Юпитера – верховного божества, хозяина над судьбами язычников, в том числе и претендентов на высшие посты в государстве? Веские основания для гипотезы о Трампе-проекте у нас есть. Об этих основаниях и предлагаю немного задуматься, чтобы не совершить заведомых ошибок, не поддаться эйфории. Сразу оговорюсь, что я даже не касаюсь версий, получивших хождение почти во всех западных СМИ и пугавших американских обывателей смертельным риском «трампоза», который погубит Америку и ее мечту, поскольку Трамп – «проект Кремля», «засланный путинец». Такие версии так прилипчивы и на Западе, и у нас по двум причинам.

С одной стороны, они одинаково пугают и американцев, и европейцев, и наших западников, но, с другой стороны, льстят рядовому российскому обывателю, не говоря уже об обывателе в чинах, действуя на него как горячительное на буйных. Примеров такого опьянения много и в нашем парламенте, и в СМИ: «Трамп придет, Трамп решит как надо, полюбовно!» Достаточно включить любой канал ТВ или радиоприемник, чтобы еще раз убедиться, что так и будет. Честно говоря, я сам с удовольствием разделил бы этот восторг, поскольку любой шанс на снижение рисков противостояния наших стран-махин вселяет надежду, да и сам Трамп не вызывает отторжения. Жаль, что надеждой сыт не будешь, а ставки надо делать с осторожностью, которой не помешает холодный взгляд на происходящее.

***
Один друг написал мне сегодня (это и побудило разговориться), что выборы в США продемонстрировали полную непредсказуемость американской демократии, что свидетельствует, как минимум, о ее жизнеспособности. На что я ответил (из духа противоречия, конечно, но не только по этой причине), что все обстоит совершенно иначе и, скорее всего, с точностью до наоборот. Секрет прост: предсказуемость вовсе не исключает сценарного планирования и прогнозирования. Более того, хоть какая-то предсказуемость потому только и достижима, что политики, как и все вменяемые люди (я говорю, понятно, не обо всех политиках, поскольку абсолютная невменяемость – их известный профессиональный недуг) просматривают сразу несколько взаимоисключающих вариантов достижения одной и той же цели. Не случайно политические игры сравнивают с шахматами. Согласитесь, полные дебилы предпочитают немного иные развлечения. Когда вы, к примеру, прокладываете маршрут на автодорогах в часы заведомых перегрузок, то ищете не самую короткую траекторию от точки А до точки Б, а прислушиваетесь к мнению навигатора, которому известно, где и какие пробки на дорогах уже возникли, а какие ожидаются в ближайшее время.

Моя версия событий, которые развернулись на другой стороне Шара, немного отличается от правильной, то есть принятой. Думаю, что играли вообще не Трамп и Клинтон, а Трампом и Клинтоншей. Да и кто они такие, чтобы играть, да еще самостоятельно? Согласитесь, на роль самостоятельного игрока меньше всего походит больная и затухающая, хотя в прошлом красивая и сильная женщина, страдающая ныне целым букетом болезней. В их числе и выраженные склонности к клептомании (чего стоят катарские миллионы в виде скромных подношений семейству), и неизлечимое недержание тайн (выболтала все, что знала, даже про «главную кнопку», а в московской гостинице забыла или «забыла» секретные документы). И ко всему этому – появившаяся с годами склонность к падучей и приступам непроизвольного лая, который сменялся кашлем. Понимаю, что это не самые тяжелые недуги для ее круга, которые могли бы помешать продвижению в большой политике – не алкаш законченный и не наркоманка, но все же…

Роль независимого лидера так же мало подходит и для бизнесмена, который вообще ни одного дня (!) не был политиком… Разве был такой случай когда-нибудь в США? Уже по одной этой причине он не имеет своих скрытых сетевых контактов и невидимых опор, которыми так дорожат жители политических джунглей. Нет у него и бесценного опыта выживания в особо агрессивной политической среде, а потому на первых порах он будет в огромной степени зависеть от поводырей, которых к нему давно приставили (иначе кто бы его выдвинул?). Конечно, со временем появятся у Трампа и опоры, и контакты, и трамплины для скачков, да и политика не так уж далеко отстоит от жесткого и беспринципного бизнеса и даже превосходит его по этим характеристикам. Но в большой игре и минуты важны, не то что годы «на обживание».

Зачем же выбрали именно такие фигуры, которые в принципе не способны стать самостоятельными? И кто их выбирал до выборов? Кто – не скажу. И не потому, что не хочу поделиться по секрету секретами, а просто не знаю. Но думаю, что этого не знают и сами фигуры, поставленные на публичную доску и публичное обозрение. А на вопрос «зачем» ответь было бы не сложно, если бы не одно НО. Из-за этого НО на него вам никто не ответит даже в США, даже те, кто стоит и руля и прекрасно знает ответ. Это НО – вездесущая политкорректность, которая страшней самой суровой государственной цензуры, поскольку живет не на вертикальном, а на горизонтальном уровне.

Это особая разновидность коллективной и личной самоцензуры, которую американцы, да и европейцы так же, впитывают с молоком матери или с искусственным молоком, заменяющим грудное. В Америке главное табу – даже малая тень сомнения в том, что афроамериканцы хоть в чем-то отличаются от белых. Со стороны эта психология кажется странной, особенно для нас, поскольку и в России, и в СССР, и в РФ слово «негр» никогда не содержало в себе ничего негативного и, конечно, не было ругательством. Напротив, мы всегда сочувствовали неграм, да и «наше всё» был, как все знали, человеком смуглым. Однако эта психология кажется странной и по другой причине. Если повнимательнее приглядеться, она никоим образом не распространяется на афроамериканцев, большая часть которых имеет прочный иммунитет от подобных коллективных представлений. Но их не наказывают за нарушение этого табу, в отличие от белых братьев. Для белых такое табу – правило, которое нельзя нарушить даже единожды, не повредив своей карьере и планам на достойную жизнь. Я уже не говорю о «запретных словах», одно из которых я упомянул (у нас можно).
***
Так что же было на самом деле? На самом деле был смертный страх расовых волнений, которые зарождались в Америке в тот момент, когда элита приняла совершенно фантастическое на первый взгляд, но единственно верное решение – сделать президентом не белого человека. И это в стране, где рабство и демократия родились одновременно и большую часть истории США жили в полном согласии друг с другом…

Именно здесь, в табуировании темы, скрыто и нежелание видеть предопределенность нынешних выборов. Почти убежден, что в действительности проигрывались все версии и сценарии, позволяющие без риска нового расового бунта (а он, как все знают, вновь назревал) мирно вывести из игры президента, который выполнил свою задачу, олицетворяя собой полное и безусловное расовое равенство... Самое стандартное для США решение и верный способ объединить нацию в момент внутреннего нестроения – это, как известно, либо война с внешним врагом, желательно короткая и победоносная, либо жесточайший террор, идущий извне и угрожающий всем американцам. Но здесь, видимо, что-то не срослось, что-то помешало полностью реализовать этот сценарий. Все-таки американцы умеют считать прибыли и потери. Видимо, ожидаемое соотношение их не устроило.

А остановились «решальщики» всего на двух версиях и соответственно, на двух кандидатурах-проектах. Первая версия (Клинтон-проект) – это новый виток гендерной революции, способный объединить большинство афроамериканцев и большинство белых избирателей. Этот проект можно образно назвать «сменой пола у Старшего брата», которого и олицетворяет во всем мире президент США. Замена первого в Америке небелого президента («экспериментального», как назвал Барака Обаму один американский аналитик), на первую в мускулинной истории этой страны и тоже «экспериментальную» президентшу не могла бы пройти без глубокого потрясения, шока, не слабее того, который возникает в условиях военного времени. А у единой нации не может быть расовой проблемы перед лицом общей угрозы! Подмена вызвала бы столь необходимый шок у всех граждан, без различий расового, имущественного или идеологического толка. И шок этот был бы не только от смены символов и «гендерной ориентации верховной власти», а и от тотальной власти «бывших меньшинств», которые в случае победы Клинтон на порядок усилили свои позиции. Не случайно активнее всего женщину-кандидата поддерживали (как и Обаму в свое время) секс-меньшинства и, разумеется радикально настроенные феминистки, а это немалая часть женского населения страны. Важно отметить, что люди такого толка, уже вкусившие от чувства превосходства над «традиционалами», вдвое, втрое, вдесятеро сильнее обычных граждан, разобщенных и обезволенных. Они знают, что потеряют в случае поражения своего кандидата, и потомку борются до последнего. Именно поэтому меньшинства в выборную страду превращаются порой в реальное и решающее большинство. В Америке даже дети шутили перед выборами: «От голосования уже ничего не зависит, оба хуже». Все понимали, что выбора по большому счету нет, и поэтому очень многие или сознательно их проигнорировали, или просто поленились даже послать письмо. Но меньшинства и феминистки пришли все и стройными рядами! И привели с собой всех, кого смогли сагитировать. Так что проект был более чем реальным и вполне эффективным, если бы прошел.

Вторая версия (Трамп-проект) – попытка объединить две расы против общего врага, причем не абстрактного (РФ), за что ратовала Клинтон, а реального. Речь идет о мексиканцах, перед нашествием которых уже рухнули и границы, и законы США. Именно эту идеологию и заявил Трамп, который расставид приоритеты угроз по=своему, не так как его политические противники. Именно по этой причине разногласия с Россией отошли в рамках его предвыборной кампании на второй план. Более подробный анализ позиции Трампа с учетом интересов различных игроков я предложил читателят РНЛ еще в марте: «Нуждается ли старший брат в братьях?»

В заключение всего три тезиса.

Первый тезис: выбор был сделан незадолго до выборов, в последний момент, и вовсе не избирателями. Отсюда – и совершенно неожиданный для хромой утки «крупнейший скандал со времен Уотергейта», как назвал Дональд Трамп начало нового расследования ФБР в отношении Хиллари… Как уже говорилось в начале, предсказуемость предполагает необходимость сценарного план-прогнозирования. А навигатор, который имеется у реальных игроков и кукловодов в условиях американской демократии, подсказал им, что наиболее успешен в данный момент исторического времени второй проект. На него и сделали ставку.

Второй тезис – риск глубоких разногласий с европейцами, которые сделали ВСЕ СТАВКИ только на Клинтон, не скупясь при этом на уничижительные оценки Трампа… Но такая неосторожность совершенно объяснима, если учесть все предшествующие годы тесного сотрудничества эвро-элит именно с этим кланом. Срослось! Но этот риск, прямо скажем, для США не велик: сателлит должен знать свое место даже при смене хозяина. Такая смена даже дисциплинирует. И сателлит знает свое место, можете не сомневаться.

Третий тезис, наверное, не вызовет особых возражений: надо воспользоваться шансом для нормализации отношений и восстановления равноправных (насколько это возможно) связей на мировой арене с учетом национальных интересов, поскольку только сотрудничество и взаимное доверие позволят вспомнить о вполне реальных и общих угрозах, в том числе и о так называемых глобальных проблемах. Но это уже другая тема, сегодня почти забытая...
 
Валерий Николаевич Расторгуев, доктор философских наук, профессор МГУ, заместитель главного редактора журнала «Трибуна русской мысли»
Источник: Русская Народная линия
Просмотров: 1478

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*



Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.