Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ и ЮЮ

Увезли Мишку... Случай из практики ювенальной юстиции

12:49 23.09.2016 | РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ и ЮЮ
Случай из практики ювенальной юстиции.

Друзей у Мишки немного, но все они хорошие. Это и деда Миша, с которым у Мишки одинаковые имена, потому что его назвали в честь деды, и баба Нина, и соседский мальчишка с трудным именем — Мишка в мыслях называет его просто друг, и кот Мурзик, и пёс Матвейка, и корова Марта, и даже курицы. Вообще-то если подумать, то всё-таки много друзей набирается, и все они любят Мишку. Мишка не говорит, но всё слышит и всё понимает. Пытается сказать и тут словно кто-то сжимает шею и не даёт сказать — получается только мычание. Этот кто-то иногда снится. Будто приходит он, огромный, тёмный сидит в углу и руки свои длинные тянет, хватают руки эти Мишку за горло и давят, давят. Мишка кричит, но из-за этих страшных рук ничего не выходит. Мишка просыпается, пытается крикнуть — не может. Баба Нина тоже просыпается и успокаивает его. Баба и деда его понимают, а вот мама когда приезжает ничего не понимает, раздражается, злиться начинает. А чего злиться? Разожмётся горлышко и Мишка заговорит. Всё очень просто. Про это добрый дедушка в городе говорил. Мишка запомнил его слова — не все слова понял, но запомнил. Он вообще почти ничего не забывает.

— Что вы, что вы, — говорил добрый дедушка, — это речевой спазм. Снимается регулярным массажем воротниковой зоны и приёмом определенных препаратов. Мальчик нормально развит для своего возраста. Видимо испуг в раннем детстве дал такую картину.

— Может, на инвалидность его? — несмело предложила бабушка.

— Что вы, что вы! Какая инвалидность? Если, конечно, не хотите действительно сделать мальчика инвалидом. — Профессор взмахнул руками, будто отмахиваясь. -Мальчик вполне здоров. Делать массаж несложно медсестра вам покажет. Можете пройти курсы массажистов, но это за отдельную плату, не знаю насколько это для вас накладно. И говорить с мальчиком нужно, разговаривать. Кроме, того необходимо заниматься с хорошим логопедом. И необходимо мальчика обследовать и пролечить в стационаре. А это деньги, деньги и ещё раз деньги.

— Да ничего, доктор, найдём денег. Для внука найдем, — это деда Миша вступил в разговор.

— Мне за консультацию ничего не надо. Давайте снимем этот вопрос раз и навсегда. Но, препараты, услуги логопеда и лечение в стационаре… за это платить придется. Так что деньги придержите на будущее. Очень жаль, что вы так поздно обратились. Нужно было придти ещё два-три года назад.

А потом Мишке разминала добрыми руками шею очень большая женщина, а баба стояла рядом. Побрызгали чем-то невкусным и очень холодным в горле. Зашли ещё в какой-то кабинет и медсестра, красивая, с длинной, как у царевны в сказке, косой, сидя за компьютером, долго набирала на клавиатуре и щёлкала мышкой. Потом протянула деду и бабе какой-то листок и долго говорила:

 — К сожалению вот такая сумма… Раньше было у нас бюджетное финансирование… А сейчас мы автономное учреждение… Это только стоимость препаратов плюс стационар… Остальное по согласованию с профессором…

Деда Миша долго шевелил губами, считал что-то. Вопросительно глядел на бабу Нину. И, видимо решив что-то, сказал:

— Ну… Сумма не такая уж и неподъёмная. Мы ещё посоветуемся, но, я считаю, деньги такие найдём. Что-нибудь из скотины продадим. У соседей перезаймем. Пацан будет говорить.

— Вот и хорошо, — обрадовалась царевна в белом халате. — Может, и мы каких-нибудь спонсоров найдём. А вы в благотворительные фонды не обращались?

— Да какие там благотворители, спонсоры? Что мы совсем нищие? Сказал же, найдём деньги для внука.

И дед заиграл желваками. Знал Мишка — сильно сердится дед.

Когда выходили из клиники столкнулись с добрым дедушкой профессором. Узнал он их. Погладил Мишку по голове.

— Ну что решили лечиться?

Деда Миша молча кивнул.

— Вот и отлично. Мы тут тоже поищем возможности, что бы ни так дорого было. Заговорит мальчишка. Ишь, глаза, какие умные, да ясные.

Профессор снова погладил Мишку по вихрастой макушке.

-Ну, а тебе будущий Демосфен сейчас волшебную конфетку дам. Как почувствуешь, что сам заговоришь — съешь и всё получится. И вот ещё волшебный шарик, смотри в него и повторяй слова.

Пошарил дедушка профессор по карманам и вынул обычную конфетку леденцовую из одного кармана, а из другого кармана шарик вроде как стеклянный, но Мишка понял -не простой он, а самый-самый волшебный. Улыбнулся дедушка профессор и дальше по лестнице побежал.

В машине, как только выехали из города, Мишка долго думал, кто такой Демосфен, всё пытался отгадать и жалел, что не может спросить.

— Ничего, Степановна, корову продадим. Молоко для Мишки у Ивановых брать будем. Свиней у нас много слишком. Сдадим часть. Найдем денег.

— А Демосфен этот кто такой? — Спросила баба Нина, будто угадав Мишкины мысли.

— Оратор древнегреческий. Тоже косноязычным был в детстве. А потом перекричать его не могли все Древней Грецией.

Мишка уснул. Ему снилось, что собрались все друзья его и мама тоже пришла. Мама красивая и добрая, и понимает его с полуслова. А он говорит и не заикается вовсе — хорошо, ясно и все его понимают. Да только тот — огромный страшный с длинными руками — никуда не делся, сидит в углу, зубы скалит, да руки свои нет-нет да протянет к Мишке. Покажет тогда ему Мишка профессорское стеклышко, успокоится тёмный, спрячется в угол, но не уходит.

Проснулся Мишка утром рано. Солнце светит. Пошел сразу всем рассказывать, что говорить скоро будет, и что всё хорошо будет, и что мама скоро приедет и поймёт его. Выслушав, все обрадовались: и курицы, и коровы, и кот Мурзик. А потом и друг его пришел, и пошло у них веселье, кутерьма, игры всякие. Деда с бабой тоже повеселели и у них дела на лад пошли. С соседями о денежках договорились, Мишка сам слышал. А к вечеру мама приехала. Бросился к ней Мишка, хотел обнять, рассказать про город и профессора и про то, что хорошо всё будет. Но нет, оттолкнула его мама, губы сжаты в тонкую нитку, глаза злые.

— Ну что оформили инвалидность на Мишу? — начала она с порога.

— Да что ты Катя? Какая инвалидность? — удивилась баба Нина — Говорить он будет. В университетской клинике договорились, наша фельдшер посоветовала, сама же позвонила и с тем профессором договорилась.

— Что мне ваш профессор. Вы что не видите? Как он заговорит? Дурачок, слабоумный. Мой Коля договорился. Инвалидность ему оформят и в спецшколу коррекционную определят.

— Что ты говоришь Катя? Разве можно о родном сыне так говорить.

— Да о вас же забочусь. С вас обузу эту сниму. За инвалидность деньги полагаются. Правительство позаботилось. И в спецшколе будет на полном обеспечении.

— Нет, Катя. Мишку вам не отдадим, лечить будем, — это деда Миша высказался.

— Да как это? Как это, родной матери, значит, не отдадите? Закон на нашей стороне.

— Закон на вашей, а совесть на нашей, — глухо сказал дед.

Встала мама, пошла к выходу и тут увидела Мишку, он подглядывал из-за занавески, и думал, как рассказать маме про того страшного, из-за которого он не говорит. Тогда бы мама поняла, что он — Мишка — хороший, и стала бы любить его. Мать посмотрела на мальчика и, присев рядом, взяла за плечи. Мишка потёрся щекой о её пальцы, подумав: куда делось кольцо — красивое, с синим камешком, под цвет маминых глаз? Она никогда не снимала его, и вот вдруг без кольца? Но спросить снова не смог.

— Миша, сынок! Поехали со мной. Будешь у меня жить и у дяди Коли с братиками.

Испугался тут Мишка. Был он с мамой у дяди Коли. Ничего кроме крика и подзатыльников. Показалось ему, что опять тёмный вылез и хочет его за горло ухватить. Бросился он со всех ног и закричал, закричал: «Нет! Не поеду! Не хочу!»… Но из горла не вырвалось ни слова, ничего кроме мычания. В ужасе забился Мишка под кровать. И не слышал продолжения страшного разговора. Опомнился, только когда баба Нина стала его ужинать звать.

— Миша, Миша, выходи, уехала она. Всё хорошо будет. У нас останешься.

Поужинали, лёг спать Мишка и опять ему хороший сон снился, лучше прежнего. Будто летали они все вместе, и будто бы пел он и такой у него голос оказался. Заслушаешься. Но тёмный так и не утихомирился. Всё прятался по углам, нет-нет, да и выглядывал.

А утром новая беда. Целая делегация нагрянула. Всё тетки какие-то и с ними дядя милиционер. Милиционера Мишка раньше видел, приходил он к деду Мише, и звали его Участковый. Но самой главной была большая женщина с резким, как пилы, голосом. У деды Миши есть такая пила, и она так же визжит, когда деда пилит дрова. Женщина говорила много и громко, не понял много Мишка из её слов, понял одно - плохо будет.

— Так, почему игрушки разбросаны? Чем ребёнка кормили сегодня? На каком основании не даёте общаться с родной матерью? Почему ребёнок не состоит на учёте в районной коррекционной школе? — дальше вопросы, а ответы большая тётка даже и не слушает.

— А вы кто вообще, по какому поводу? - остановил злобную тётку деда Миша.

— Я инспектор службы опеки, - махнула она какой-то книжечкой. — А это представители сельсовета, инспекции по делам несовершеннолетних и общественности. Ах, да вот ваш участковый, вы должны его знать. Поступило заявление от гражданки Варениной о том, что вы незаконно удерживаете её сына и не даёте общаться с ним.

-Да враньё всё это, — всплеснула руками баба Нина. — Кто ж её запрещает с сыном видеться? Да вся деревня знает, что она с году как бросила его нам, так и растим внука…

— Это мы завтра в райцентре в службе опеки разберёмся. Если необходимо оттуда сразу в суд проследуем. Вот вам повестка. Распишитесь. А пока констатируем, что ребёнок содержится в ненадлежащих условиях. Об этом сейчас составим протокол.

Достала она какую-то бумажку и стала заставлять всех подписывать. Все и подписывали. Только дядька Участковый упёрся.

— Не буду я эту липу подписывать. И вообще, какого чёрта вы меня сюда притащили? Пацан обут-одет. Накормлен. Дед с бабкой заботятся. В город в университетскую клинику возили. У меня десяток семей на участке где родители не работают, пьют, детей без присмотра бросают. Чего ж вы к ним не идёте?

— Что участковый погоны жмут? Напишу я вашему начальству рапорт и поставлю вопрос о вашем служебном соответствии.

— Да пишите хоть вашему президенту, -дядька Участковый повернулся и вышел.

— Ну, всё, встретимся завтра в службе опеки, — бросила тётка и вышла. Следом за ней и остальные ушли.

— Васильич, да что же это? — всплеснула руками баба Нина, беспомощно глядя на деду Мишу.

— Зятёк наш дорогой Коля подсуетился, деда бросил бумагу на стол. — Так я думаю.

— Так ведь предприниматель он. Зачем ему наш Мишка? Своих ведь двое. Общих с Катей.

— Да какой он предприниматель? Взял на бирже труда денег на самозанятость. Часть растратил, часть на выпивку ушло. А тут москвичи подвернулись, которые зимой земельные паи скупали. Им самим не с руки по деревням ездить вот они нашли таких «предпринимателей». Ездят эти «предприниматели» по сёлам, охмуряют людей, подпаивают, а потом привозят их в регцентр, те там подпись ставят, получают какие- то деньги и всё. Вот и наш Колёк там подрабатывал. Ну, поначалу деньги давали, давали, а окончательный расчёт зажали. Вот он сейчас и хочет Мишку на инвалидность оформить и прокрутить инвалидные деньги.

— Не может быть, — выдохнула баба Нина.

— Может. Жадность людская всё может, Нина.

Весь день прошел у Мишки как в тумане. Вроде бы и играл он, и друзья приходили, но не игралось. Тяжело было на сердце. Не заметил Мишка как уснул. И не снилось ему ничего. Проснулся утром. Будит его баба Нина:

— Поехали Миша. Поехали. — А у самой слёзы в глазах стоят.

Собрались, поехали на старенькой машине деда Миши. Не забыл Мишка конфетку волшебную и профессорское стёклышко в карман положить. Вдруг помогут. В райцентре в большом здании сонная женщина в синей форме отвела его в комнату с телевизором, посадила перед экраном и ушла. Смирно сидел Мишка, даже не двигался. Вдруг обойдётся всё. Но не обошлось. Вошли в комнату мама, довольная.

— Мишка, сынок, собирайся, домой поедем!

Понял Мишка, что не зря вчера злобная тётка приезжала. А следом уже дядя Коля в двери лезет. Замычал Мишка страшно, напрягся изо все сил своих, к окну бросился. Но дядя Коля проворней оказался, схватил за плечи, сжал изо всех сил. Прошипел зло:

— Не дёргайся щенок.

Вырывался Мишка и кричал, кричал, кричал… В коридоре баба Нина стоит, увидела заплакала:

— Что вы делаете изверги, ему же плохо!

— Да кого гребёт чужое горе, — бросил ей в лицо дядя Коля.

А тут какие-то люди в синей форме быстро оттёрли деда Мишу и бабу Нину. Волоком протащил дядя Коля отчаянно брыкающегося Мишу до машины. Бросил на заднее сидение, и закричал на маму:

-Уйми своего щенка или я его сам уйму!

Мама села рядом всё пыталась успокоить Мишку. И тут понял Мишка, что не вырваться ему, что ждать нужно. Замолчал он, успокоился. До дома доехали быстро. Высадил их дядя Коля, сказал, что по делам нужно, вечером будет — и уехал. В доме посадили Мишку у телевизора. Братья его сводные вышли, начали обстреливать из пистолетов игрушечных. Мишка разулыбался, заиграл с ними и немного отвлёкся. Братишки — они хорошие, смешные, с маленькими всегда хорошо. А к вечеру дядя Коля появился. Весёлый, пива выпил.

— Ну что корова наша дойная, добро пожаловать в семью! — и по затылку Мишку шлёпнул.

Молчит Мишка, только сжался весь.

— Ты это, Катя, определи его в старую баньку. В новой моемся, а та всё равно пустая стоит. Не могу смотреть на рожу его тупую. Да и пацанам нечего. Прям сейчас и отведи.

— Так, а если из опеки приедут…

— Не боись, свои люди, за три дня предупредят. Скажем, что в зале на диванчике спит.

Мама вывела Мишку из дому, провела в баньку. Поставила банку с водой, еды положила, вышла и закрыла на замок. И только здесь нащупал Мишка в карманах стёклышко профессорское и волшебную конфетку. На месте! Решил прямо сейчас слова говорить, учиться. Шевелил губами и смотрел в стёклышко, шевелил и смотрел и — получилось! Получилось!!!

— Мама…- сначала шёпотом, потом громче: — Мама!!!

…А за сорок километров от Мишки Михаил Васильевич и Нина Степановна наконец-то добрались до дома. Старенькие Жигули сломались и до дома дотащил их на прицепе знакомый тракторист. Нина Степановна вошла в опустевшую детскую, бессильно опустилась на стул:

— Что же нам делать, Васильич? Увезли Мишку…

***

Вместо эпилога: рассказ написан по реальным событиям, имевшим место в одном из районов Алтайского края несколько лет назад. Я был свидетелем, и писал по горячим следам. Мишкина судьба могла быть любой, но так случилось, что через неделю Мишкин отчим получил, наконец, расчёт за свой «бизнес» и ушёл в долгий загул, который кончился в отделении милиции. Милицию вызвали соседи, после того, как пьяный дебошир выбил окна и женщина, схватив ребятишек, выбралась из дома. Тогда-то и нашли Мишку в старой баньке, и опека уже не настаивала на соблюдении родительских прав. Мальчика отдали дедам, и те воспитывают его. Он вполне сносно говорит — не знаю, что уж помогло: волшебное стёклышко или же повторное переживание стресса помогло справиться с психотравмой? Работники службы опеки в данном случае формально были правы и действовали по закону, но…

Но может ли закон подойти к каждому конкретному ребёнку по-человечески? Ведь из всех возможных решений надо выбирать самое доброе.

Источник: Свободная Пресса
Просмотров: 590

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*
Другие новости из рубрики

02.06.2017 Ход конем: Чем Анна Кузнецова помешала российским родителям?

23.12.2016 Отмена запрета воспитания отложена на 2017 год

22.12.2016 Общественная палата РФ внедряет систему воспитания родителей

15.12.2016 Законопроект об изменении ст. 116 УК получил добро Верховного Суда

13.12.2016 И реклама телефона доверия - не реклама, но и доверие - не доверие

09.12.2016 Закон о запрете воспитания отменяют несмотря на происки ювенальщиков

08.12.2016 «Травматично для ребенка – разлука с родителями, а не физические наказания»

06.12.2016 Ювенальщики перекрасились в «защитников прав детей и семьи»

30.11.2016 Достало ваше «свободное воспитание»! Крик души, адресованный современным родителям

28.11.2016 Ювенальная юстиция. История вопроса

23.11.2016 ПОБЕДА! Неисполнение родительских обязанностей отложили в долгий ящик под давлением...

15.11.2016 Дмитрий Шестаков: «Статью о ненадлежащем воспитании нужно исключить из Уголовного кодекса,...

11.11.2016 Дума отменит «закон о шлепках»

09.11.2016 Москалькова поддержала поправки Мизулиной о наказаниях за семейные побои

08.11.2016 Анна Кузнецова: «В наше правовое поле внедряются чуждые нам понятия, ценности»




Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.