Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


КУЛЬТУРА

«Солнечный удар» против «Левиафана»

14:51 23.05.2016 | КУЛЬТУРА

Искусство - действительно волшебная сила. Оно адресуется не столько человеческому рациональному разуму, сколько человеческому сердцу - таинственной духовной сердцевине, ядру человеческой личности. Оно сразу же затрагивает сферу человеческих ценностей - нечто существенно иррациональное, исполненное эмоций, личных интуиций. Поэтому действенность волшебной силы искусства мало зависит от уровня человеческой образованности в современном смысле. Людям науки, особенно - математизированной, не следует питать иллюзий относительно действенности их рациональных аргументов в реальном человеческом обществе в сравнении с действенностью искусства. Чувства и эмоционально-ценностные установки у людей по факту несравненно сильнее разума. Да и в количественном отношении люди науки - это лишь одна тысячная представителей рода человеческого, а в само́й науке математически мыслящих её представителей тоже едва ли не один на сотню. И если творческая продукция беспристрастных естественных наук в норме вне политики и борьбы идеологий, то творческая продукция искусства роковым образом предрасположена к политизациям, к превращениям в особо мощное идеологическое оружие. Ведь общеизвестно, что идеологии апеллируют отнюдь не к рациональному человеческому разуму, а к человеческим ценностям, эмоциям, интуициям. И что́ в современной борьбе идеологий по факту значит голос, например, какого-нибудь Глобального Союза Гармонии (а такой действительно имеет быть) в сравнении с голосом кинематографа, который, как известно, в идеологической борьбе является важнейшим из искусств? Да практически ничего!

С другой стороны, творческая продукция киноискусства, как и всякого искусства, воспринимается каждым её адресатом сугубо субъективно, неповторимо личностно. Но в мощное средство идеологической борьбы она превращается отнюдь не в результате «механического суммирования» личностных восприятий. Для этого требуется и используется своя мощная рекламная «раскрутка». И это делается особо энергично в случае идеологических боевиков. К счастью, и в этом случае последнее слово остаётся за массовым адресатом подобной кинопродукции. Во-первых, как и всякая реклама, такая реклама может оказаться контрпродуктивной для заказчиков идеологического боевика. Особенно, когда она явно и открыто идеологизированная и навязчивая. Во-вторых, в этой сфере идеологической борьбы сами её адресаты выступают активными равноправными участниками рекламной кампании. Тем более - в нынешних условиях свободных и неподцензурных электронных коммуникаций.

Воспользуюсь этими замечательными современными возможностями и выскажусь по поводу двух отечественных фильмов рокового 2014-го года - «Солнечного удара» Н. С. Михалкова и «Левиафана» А. П. Звягинцева.

В целом, я разделяю настороженное отношение едва ли не большинства россиян к творческой продукции Н. С. Михалкова. Но по-своему. Наша либерастически настроенная часть интеллигенции недолюбливает Михалкова за его «официозность», поскольку эта часть русской интеллигенции традиционно, со времён декабристов, в непримиримой оппозиции к наличной государственности. Я же с Михалковым солидарен как раз в его знаменитом «Манифесте просвещённого консерватизма». Вместе с тем, я ценностно не разделяю его позицию по отношению к сталинской эпохе отечественной истории. Его фильм «Утомлённые солнцем» по факту считаю идеологической «заказухой» извне в преддверии «третьей десталинизации», которая, к счастью, не состоялась и, надо надеяться, не состоится. Награждение этого фильма «Оскаром» считаю верным тому свидетельством. А уж «Утомлённых солнцем - 2» считаю личным вкладом Никиты Сергеевича в дело идеологических фальсификаций Великой Отечественной войны. (Об этих злостных фальсификациях см., напр., [1], [2].) Не считаю такой его личный вклад лично злонамеренным. Тем не менее, за эти картины, по-моему, ему надо каяться, а не говорить о притчевости «Утомлённых солнцем - 2», до понимания которой российский зритель, мол, дозревает только в последние месяцы. Вообще, этот фильм мне представляется пародийным на «Золотого телёнка», авторы которого воскресили Остапа Бендера, убитого в финале «Двенадцати стульев». В фильме воскресают и расстрелянный генерал Котов, и Дмитрий, который в финале «Утомлённых солнцем» покончил с собой, вскрыв себе вены. И для чего они воскрешены автором сценария? А только для того, чтобы опять искать смерти в трижды опостылевшей им жизни!

А уж о том, что за свой невольный личный вклад в чёрное дело фальсификаций Великой Отечественной войны и вообще сталинской эпохи истории Отечества Н. С. Михалкову теперь самое время каяться, украинский кризис последних двух лет говорит со всей определённостью. Тут и его идеологическая замешанность на ненависти к советской эпохе [3]. Тут и концептуально шизофреническое «поздравление» П. А. Порошенко народу в связи с 70-летием освобождения Украины от тягот Великой Отечественной войны. (Всё в «одном флаконе»: война, мол, была бедствием для Украины, на территории которой затеяли свою разборку тоталитарные чудовища гитлеровской Германии и сталинской России; тезис о российской оккупации Западной Украины и о героическом сопротивлении ей весной (!!!) 1939 года и тут же - тезис о священности границ послевоенной Украины; поздравления всем на равных - ветеранам и Красной армии, и «СС Галичины», и бандеровкого сопротивления.) Тут и поистине идиотское заявление польского министра иностранных дел о том, что Освенцим освобождали украинские войска. Тут и не менее идиотское заявление А. П. Яценюка в Германии о том, что Украина и Германия стали жертвами агрессии России. И всё восходит к резолюции Европарламента от 2009 года, согласно которой пакт Молотова-Риббентропа делает Гитлера и Сталина равноответственными за развязывание Второй мировой войны, только вот Германия давно в этом покаялась перед всем миром, а Россия до сих пор не собирается. (Древний софистический приём, эксплуатирующий логическую ошибку «после этого - значит, по причине этого», а как срабатывает в наши трижды просвещённые времена!)

Мне в таком антисоветском ценностном настрое Н. С. Михалкова видится общая беда «просвещённых консерваторов», а уж право-славных - в первую очередь. Много они делают для развенчания мифов о досоветской России, особенно - о правлении последнего Российского Императора Николая II. В качестве примера-аналога могу привести православного российского историка П. В. Мультатули. С одной стороны, его исследование [4], которое не оставляет камня на камне от клеветнических мифов о последних годах правления Нико-лая II и вообще о нём как о личности и Первом лице государства. С другой стороны - его ценностное нежелание с такой же научной беспристрастностью исследовать и освещать историю правления И. В. Сталина хотя бы в той же роли Верховного главнокомандующего Великой Отечественной войны. («Симметрично» этому, один мой знакомый военный историк отдаёт должное Сталину в этой роли, но ценностно и откровенно обструкционистски не желает прочитать книгу П. В. Мультатули: «слишком занят» своей педагогической деятельностью.) Здесь всем надо как можно скорее в корне менять исходную концепцию советского периода истории Отечества. Всем надо срочно оставить привычные ценностные стереотипы и эмоции, включить рациональный разум. Со своей стороны, я в меру своих возможностей пытаюсь этому способствовать [3], [5], [6].

Если тема советской эпохи отечественной истории и сталинская тема Н. С. Михалкову пока не по плечу, то довольно узкую тему по-российски либерального Белого движения у разбитого корыта он в «Солнечном ударе» осветил мастерски. «Солнечный удар» мне представляется его лучшим фильмом. Вот где его сценаристу и режиссёру сразу же удалась не просто мудрая притчевость, но притчевость буквально Евангельская! 

В Евангелии от Матфея читаем слова Спасителя о верующих детях: «...а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, то лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жёрнов на шею и потопили его в глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.» [Мф., 18: 6, 7] При духовно чутком восприятии фильма его кульминацией представляется эпизод из сюжета 1907 года, когда молодой главный герой с либеральной «толерантной» небрежностью сломал мировоззрение церковного отрока Егория. Тот переживал мучительную сшибку своего православного мировоззрения с только что узнанной дарвиновской теорией «обезьяньего антропогенеза», а молодой поручик легко и с юмором столкнул его в атеизм. И 13 лет спустя уже взрослый Егорий становится палачом главного героя и буквально топит его в море. И уже не понять, что́ побудило его передать на борт обречённой баржи узнанному им капитану-белогвардейцу память о встрече 1907 года, завёрнутую в титульный лист «Происхождения видов». То ли скорбь о том, что он вынужден выполнить преступный приказ и не в силах вызволить главного героя из смертельного плена, то ли благодарность ему за былое фактическое духовное совращение, то ли откровенное издевательство. Собственно, вот и ответ на вопрос, который рефреном звучит у главного героя в его предсмертные часы: «Как всё это случилось?» Во всяком случае, ответ лично для него.

Концовка последних пяти минут фильма трагически пронзительная. За пять минут до общего погребения заживо в морской пучине подпоручик исповедуется главному герою. «Ненавижу, - говорит, - русскую литературу. Сто лет только тем и занимаемся, что себя дерьмом поливаем - остановиться не можем. Всех подряд - попов, господ, власть - любую власть. Некрасов... Пьянь, картёжник... Как это там у него? «И широкую, ясную грудью дорогу проложит себе.» Вон - проложили... Все мы понимали, что́ происходит. И все вольно и невольно соучаствовали. Авось, пронесёт... А вот и не пронесло. Такую страну загубили! Человека русского, государство загубили! Целый мир загубили вот этими своими руками! Как теперь с этим жить, капитан?» 

Жить с этим никому из пассажиров баржи не пришлось. Но тема киногероем была поднята куда как актуальная не только в 19-м веке, но и поныне. Это - тема перманентной деморализации российского общества средствами отечественной же литературы и искусства. В 19-м веке к этому перманентно-обличительному и деморализующему пафосу отечественной литературы высказывалось много претензий. В частности, российское купечество возмущалось драматургией А. Н. Островского, в которой более чем 200 героев купеческого звания все сплошь сугубо отрицательные герои. А уж «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина - это такая деморализующая русофобия, что в 19-м веке дальше было некуда. И всё увенчалось окаянным Февралём 1917 года и всем, что́ за ним последовало.

В советском искусстве положительные герои не то что доминировали, но господствовали. Пусть подчас грубо идеологизированно, но господствовали. А вот в постсоветском искусстве с 1992 года и по сию пору их опять практически нет. Чем чреват этот хронический обличительный пафос, мы знаем по опыту идеологической подготовки Февраля 1917 года. Только теперь в случае его повторения Единой России точно придёт конец. По сценарию киевских событий двухгодичной давности, но с немедленной гибелью России - заодно с Украиной. Ельцинского розлива либерастические ниспровергатели нынешней российской государственности первым делом сдадут США российское ядерное оружие, а там последуют показательные ядерные бомбардировки российских городов. На это США не отважились за пять лет своей былой монополии на ядерное оружие, но отважатся теперь, когда на кону сама историческая перспектива их мировой гегемонии. На страх остальным странам, чтобы впредь никому неповадно было вставать на пути монополярного мира «пакс американа».

Мораль «Солнечного удара» ясна: вот, что́ такое гражданская война; вот, как она исподволь десятилетиями готовилась пятой ко-лонной безмозглого либерализма по-русски; упаси, Боже, Россию от нового заигрывания с её чудовищной стихией. Тем более, что перед глазами новейший опыт Украины. И тем более, что в случае его повторения в России дело до гражданской войны просто не успеет дойти: США и НАТО решат пресловутый и вечный русский вопрос немедленно и радикально.

«Левиафана» я год назад в Интернете также просмотрел от первого кадра до последнего. Рассчитывал на аналогичную пронзительную концовку. А когда её не увидел, то сразу же задался во-просом: а в чём, собственно, выдающееся концептуальное и художественное достоинство фильма? Да деморализующая «обличиловка» после 1992 года, скажем, по телеканалу НТВ идёт практически ежедневно! Например, телесериал «Пятый ангел», в котором также торжествует постсоветское социальное зло, но смотреть который куда интереснее. А чем особо отличился А. П. Звягинцев в «Левиафане»? По-моему, только ярко выраженным антицерковным пафосом. А в остальном - разве что русским матом напрямую да сценой с полуприкрытыми гениталиями жены главного героя. Вот уж чем удивил, так удивил отечественного зрителя! 

Обратившись к Интернетовским комментариям фильма, я увидел, что большинством его зрителей через Интернет он именно так и воспринят. У меня, как и у них, не возникло никакого желания смотреть фильм на большом экране. В отличие от Интернет-версии «Солнечного удара», я не возвращаюсь к просмотру его отдельных эпизодов. Тут всё ясно с первого просмотра, а на второй уже жаль время тратить. А уж тем более - денежки за его просмотр в кинотеатре. И многие Интернетовские комментаторы солидарны в том, что былое продвижение фильма на «Оскара» свидетельствует о его идеологической заказанности на нынешнем этапе информационно-психологической войны против России.

Между тем, сценарий можно было бы сделать по-своему трагически величественным и работающим на православную систему ценностей. Теми же заключительными пятью минутами, что и в «Солнечном ударе». Да тут и в основном сценарии можно ничего не менять за исключением изъятия непотребств с открытым матом и пр. А можно и просто дополнить основной сценарий в качестве пятиминутного эпилога.

Вот краткое содержание этого пятиминутного эпилога. Мэр-нечестивец выходит из храма, а его сынишка с двумя товарищами в это время уже переходят близкое шоссе. На них катится неуправляемый грузовик, водителю которого стало плохо за рулём. Дети парализованы этим зрелищем, а мэр бросается их спасать. Вытолкнув детей из опасной зоны, сам падает и погибает под колёсами грузовика. На отпевании мэра епископ-сервилист произносит проникновенную речь: «Все мы грешны - каждый по-своему. Не без больших грехов был и погибший раб Божий Вадим. Но он искупил их по высшему христианскому разряду, ибо Сам Спаситель сказал, что нет больше той любви, как если кто положит жизнь свою за друзей своих. И перед гробом этого подвижника зададимся вопросом: а лично я способен или способна на такое? И я задаюсь таким вопросом. И впредь буду выверять по подвигу нашего новопреставленного мэра свою личную нравственность. И каюсь перед всеми вами, дорогие мои, что мы с покойным причастны к тому, что неправедно построен сей храм. Он утвердился на этом месте ценой невинно осуждённого человека. Но впредь моли́тесь в храме со спокойной душой. Этот грех искуплён кровью раба Божиего Вадима. И я стану по-своему искупать свою часть этого греха. Сегодня я заявил высшему священноначалию о том, что прошу по тяжким грехам моим снять с меня епископский сан, чтобы пожизненно уйти в монастырский затвор на хлеб и воду отмаливать свои грехи. И здесь, перед Господом, обещаю вам немедленно инициировать дело о реабилитации невинно осуждённого. И здесь, перед Господом, обещаю вам, что уйду в монастырский затвор, как только невинно осуждённый вернётся в наш город.» Последние кадры показывают исполненные обещания епископа.

Полагаю, что с подобной концовкой «Левиафана» вряд ли стали бы продвигать на «Оскара». Но А. П. Звягинцеву и теперь вольно увенчать подобным эпилогом свой фильм для российского зрителя. И это был бы качественно иной фильм.

АВТОР: Сергей Константинович Абачиев

Кандидат философских наук, профессор кафедры гуманитарных и мировоззренческих дисциплин в Институте государственного управления, права и инновационных технологий (Москва). Области исследовательских интересов - традиционная формальная логика и эволюционная теория познания, гносеологические аспекты труда и техники, современное научно-методологическое и духовное самопознание философии, православно ориентированные религиоведение и историософия. 

Автор прогностичной теории межотраслевых интеграционных процессов в естествознании, построенной в 70-х гг. ХХ в. на основе основных законов эволюционной теории познания и защищённой в качестве диссертации. В последние годы наиболее рискованный прогноз этой науковедческой теории подтверждается реальным развитием событий в области синтетического слияния Единой теории элементарных частиц с квантовой космологией. 

Автор учебных пособий по курсам логики, концепций современного естествознания, религиоведения и философии. 

Автор научно-педагогической концепции одновременной базисной фундаментализации и гуманитаризации высшего образования любого профиля на началах современных учебных курсов логики и методологии познания. Эта концепция кладёт конец естественному постсоветскому кризису в преподавании дисциплин общеметодологического и общемировоззренческого цикла, который не должен быть затяжным и, тем более, хроническим.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лысков Д. Ю. Сталинские репрессии: великая ложь ХХ века. - М.: Яуза: Эксмо, 2009. (Книга размещена в Интернете.)

2. Пыхалов М. В. Великая оболганная война. (4-е издание.) - М.: Эксмо, 2012.(Книга размещена в Интернете.)

3. Абачиев С. К. Понимаем ли мы Божию Логику возрождения России? // »Русская народная линия», 12.08.2015.

4. Мультатули П. В. Господь да благословит решение моё. (Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов.) - М: НТЦ "Форум", 2007. (Книга размещена в Интернете.)

5. Абачиев С. К. Победителей судят, но с умом и по совести. (Заметки православного обществоведа-марксиста) // »Академия Тринитаризма», М., Эл. N 77-6567, публ.17827, 09.01.2013.

6. Абачиев С. К. Слово о Верховном Главнокомандующем. (Настало ли время для справедливого суда истории над И. В. Сталиным?) // »Русская народная линия», 18.08.2015.

Источник: Русская Народная Линия
Просмотров: 2682

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*
Другие новости из рубрики



Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.