Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ и ЮЮ

«Мой принцип – помоги, чем можешь»

17:48 05.05.2012 | РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ и ЮЮ
Начала работать приемная Уполномоченного по правам ребенка Рязанской области Екатерины МУХИНОЙ.

«Мой муж ушел от нас и не платит алименты, а у меня на руках двое детей – трех и полутора лет. Приставы не могут его найти. Как жить, на что!?»

«Внуку скоро пятнадцать лет, он у меня под опекой. Собственного жилья у нас нет, живем в доме моего второго мужа, а у него взрослые дети. Что со мной случиться, куда внуку идти? Помогите получить жилье».

«Жена не разрешает видеться с детьми. Выгнала меня, говорит, что мало получаю, хотя деньги берет. Сейчас стараюсь сам покупать детям одежду и продукты, оказалось, что жена тратила деньги на какие-то курсы, вроде медитации, и теперь ходит в секту».

Эти и другие кричащие истории, за каждой из которых большая семейная проблема, тяжелая ситуация, почти трагедия я услышала на приеме у уполномоченного по правам ребенка по Рязанской области Екатерины Борисовны Мухиной.

За четыре неполных месяца, как она приступила к работе, таких историй, проблем, связанных с детьми и семьями, накопилось десятки.

Пока Екатерина Борисовна работает одна. Аппарат уполномоченного в стадии формирования, скоро должны появиться помощники, в основном люди с юридическим образованием. Но и сейчас Мухина не бездействует, а пытается и в ряде случаев уже решает проблемы, встающие перед семьями с детьми. Быстро включиться в работу Екатерине Борисовне помогает ее богатый жизненный опыт, работа, которая всегда была связана с людьми, детьми, молодежью и, прежде всего, на селе. Отсюда и сейчас больше всего поступает жалоб, обращений, просьб.

Екатерина Борисовна родилась в многодетной семье в селе Спасское Милославского района вскоре после войны. Нелегко тогда жила вся страна, тяжело приходилось и простой крестьянской семье, но к младшей сестренке было особое внимание и любовь. Одно из самых ярких воспоминаний детства Екатерины Борисовны – это Рождественский сочельник. В затянутое инеем окошечко избы ранним утром, часов в пять, раздается требовательный стук, Христославы пришли! Маленькая Катюшка быстро вскакивает из теплой постельки и поет вместе с ними и домашними «Рождество твое, Христе Боже наш…». А потом мама одаривает пришедших гостинцами. Сладко пахнет праздничными пирогами… Самые теплые отношения с родными сохранились до сих пор. Старшая сестра-нянька, как до сих пор ее называют младшие, так и проживающая всю жизнь на Милославской земле, всегда с радостью принимает близких. На правах старшей сестры и утешит, и пожурит, и поучит. Нянькой была, нянькой и осталась. У самой Екатерины Борисовны уже взрослая дочь, внучка, муж, которого настигла тяжелая болезнь. Так что все жизненные проблемы, ситуации ей хорошо известны.

А свой профессиональный путь юная Екатерина начинала в сельскохозяйственном техникуме в Варских Рязанского района. Затем закончила сельхозинститут по специальности ветеринарный фельдшер, а позже, когда сама преподавала в сельхозтехникуме, и педагогический факультет Московской ветеринарной академии. Среди ее воспитанников было много ребят из детских домов, многодетных, неблагополучных семей.

«Когда я была классным руководителем, то приходилось быть и мамой, и папой, и нянькой, и воспитателем, и подругой, – рассказывает Екатерина Борисовна. До сих пор я со многими общаюсь. Вот Катя Бондаренко сама сейчас преподаватель в сельхозинституте, кандидат наук. Позже я перешла на профсоюзную работу, где у меня был профком учащихся, которым я тоже помогала в жизни. У нас тогда много училось ребят из Киргизии, Молдавии, Дагестана. Они приезжали в начале учебного года и только на летние каникулы уезжали домой. Кроме классного руководителя, им не к кому было обратиться со своими проблемами. А потом я стала работать в райкоме профсоюза Рязанского района, была избрана председателем. И, почти параллельно, с 1998 года стала председательствовать в областной организации сельских женщин. Я восхищаюсь женщинами села. Они говорят то, что думают. Они не будут шарить в поисках нужного, юркого слова. Они назовут вещи своими именами. Я с удовольствием с ними всегда общаюсь и чем могу, помогаю им».

В послужном списке Мухиной есть депутатство в районной думе Рязанского района, в которой она была, в том числе, и председателем.

«Работая в думе, я всегда своим долгом считала выбить какую-то льготу многодетным, например, на обучение в музыкальной школе, на содержание в детском саду. Эта тема была всегда номером один для меня. Мой жизненный принцип – помоги человеку, чем можешь».

Не имея за плечами такого богатого опыта работы с людьми, новый и первый в Рязанской области уполномоченный по правам ребенка в Рязанской области не смогла бы помочь в разрешении ряда сложных семейных ситуаций.

«Звонит мне с вахты милиционер недели через три после начало моей новой работы: «Екатерина Борисовна, к вам девочка пришла». Попросила ее пропустить. Девочке лет 13, Ульяной зовут. Узнала про меня через интернет. Вошла в кабинет, плачет и чуть в ноги ко мне не падает: «Помогите мне не разлучать нас с сестренкой». Ульяна живет с папой, мачехой и с их общим ребенком. Мама девочки сидит в тюрьме, а ее младшая дочка находилась в Доме ребенка, после того как маму лишили родительских прав. Ульяна каждый день после школы приходила к сестренке в Дом ребенка. Она ее кормила, играла, на горшок сажала. Потом ее сестренку взяли под опеку. Женщина, которая оформила опеку, сказала, что они будут приезжать в Рязань, и сестры будут общаться.

– Поначалу они приезжали. Привозили маленькие подарочки. Откупались, – рыдая, рассказала Ульяна.

Но они ей запретили называть ее сестренкой. Не разрешали фотографироваться. Теперь она лишена возможности с ней общаться, потому что телефон они поменяли.

Где ее сестренка, ей не говорят даже в опеке. Папа никак не реагирует на эту ситуацию.

– А мама что-нибудь спрашивает о сестренке?

– Нет.

– Сколько маме сидеть?

– 2 года.

Спрашиваю ее: «Что же ты собираешься дальше делать?»

– Я хочу учиться, быть парикмахером. Когда мне исполниться 18 лет, я могла бы стать  опекуном своей сестренке.

Бедная девочка уже пережила столько в своей жизни, что и на взрослого хватит с лихвой».

– Ну и что же вы предприняли?

– По своим каналам узнала, что малышка в хорошей семье. Ульяна немного успокоилась, и мы с ней договорились, что когда она вырастет, встанет на ноги, мы найдем ее сестренку. Вот какие у нас дети! А мы все их ругаем. Все беды от нас, взрослых. Мы им должны подавать добрый пример поведения. В обществе сейчас наблюдается общий упадок нравственности, морали. Многие стремятся к обогащению, уделяют мало времени детям, потому что много работают или развлекаются. В селах более нравственные, дружные семьи – ведь там нет столько условий для развлечений.

 Как складывается у вас отношения с аппаратом Уполномоченного по правам ребенка РФ и самим П.А. Астаховым?

– В аппарате Астахова я была несколько раз, получила много методических рекомендаций. С Павлом Астаховым я встречалась в Красноярске. Там у нас проходил форум «Общество без сирот», который поставил перед собой целью  привлечение как можно больше людей для усыновления детей.

Надо сказать, что в нашей беседе с Астаховым он никаких других установок и не давал. Мы будем работать над тем, чтобы детские дома наши пустели, и сирот становилось все меньше.

– Были ли у вас уже встречи с общественными организациями, которые занимаются помощью семье и детям?

– На одном из мероприятий, которое проводила общественная организация «Родительское собрание», ко мне подошел директор одной из рязанских школ и сказал, что нам никакая ювенальная юстиция не нужна. Мне было немного обидно, потому что я начала работать с самыми добрыми намерениями, с целью поддержки семьи, ее традиционных устоев. Я знаю, что такое семейные ценности, и я буду продвигать их в своей работе. Мы должны жить по своим обычаям и традициям, а не по навязанным нам извне.

Прием у Е.Б. Мухиной давно окончился, к концу подходил уже обеденный перерыв. Договорились с Екатериной Борисовной встречаться чаще, рассказывать о работе уполномоченного по правам ребенка. И, если нужно, привлекать к защите прав детей и семьи заинтересованные общественные организации.
Источник: http://www.blagovesti.ru
Просмотров: 2981

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*
Другие новости из рубрики

02.06.2017 Ход конем: Чем Анна Кузнецова помешала российским родителям?

23.12.2016 Отмена запрета воспитания отложена на 2017 год

22.12.2016 Общественная палата РФ внедряет систему воспитания родителей

15.12.2016 Законопроект об изменении ст. 116 УК получил добро Верховного Суда

13.12.2016 И реклама телефона доверия - не реклама, но и доверие - не доверие

09.12.2016 Закон о запрете воспитания отменяют несмотря на происки ювенальщиков

08.12.2016 «Травматично для ребенка – разлука с родителями, а не физические наказания»

06.12.2016 Ювенальщики перекрасились в «защитников прав детей и семьи»

30.11.2016 Достало ваше «свободное воспитание»! Крик души, адресованный современным родителям

28.11.2016 Ювенальная юстиция. История вопроса

23.11.2016 ПОБЕДА! Неисполнение родительских обязанностей отложили в долгий ящик под давлением...

15.11.2016 Дмитрий Шестаков: «Статью о ненадлежащем воспитании нужно исключить из Уголовного кодекса,...

11.11.2016 Дума отменит «закон о шлепках»

09.11.2016 Москалькова поддержала поправки Мизулиной о наказаниях за семейные побои

08.11.2016 Анна Кузнецова: «В наше правовое поле внедряются чуждые нам понятия, ценности»




Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.