Рязанский Информационный Форум
Пишем
  Комментируем
            Читаем


КУЛЬТУРА

«… Отечество нам Царское Село»

17:30 19.10.2011 | КУЛЬТУРА

Сегодня Россия отмечает двухсотлетие со дня основания знаменитого Царскосельского лицея

19 октября (по старому стилю) 1811 года был открыт Царскосельский лицей, получивший известность как школа, воспитавшая великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Он провел там всего 6 лет, однако именно в его стенах встретил своих лучших друзей, сопровождавших его в течение жизни, – Пущина, Дельвига, Кюхельбекера. Лицейская пора стала одной из светлых глав в жизни и творчестве поэта. Лицеисты первого выпуска, куда бы «ни бросила судьбина», куда бы «счастие не повело», всегда мыслями и сердцем обращались к своему «отечеству» – Царскосельскому лицею, где сформировались личности, мировоззрение каждого из них.

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен –
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.
(«19 октября». А.Пушкин)

Указ о создании лицея был подписан Александром I еще 24 (12) августа 1810 года. Тогда, в самом начале XIX столетия, общество надеялось на перемены, на возрождение духа свободы, верило в торжество справедливости. За этими мечтами многие люди видели скорое появление новой России, свободной от рабства и невежества. Тогда и появился проект Михаила Сперанского, который за полтора года, минуя бюрократические проволочки, был реализован и явил стране учебное заведение нового образца. «Учреждение лицея имеет целью образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной», – говорилось в первом пункте лицейского устава. Сперанский видел в лицее не только место для подготовки образованных чиновников, но и надеялся, что в его стенах будут воспитаны люди, готовые к преобразованию Отечества.

В день торжественного открытия лицея адъюнкт-профессор нравственных и политических наук Александр Петрович Куницын, обращаясь к воспитанникам, говорил об обязанностях гражданина, о любви к Отечеству и долге перед ним. Пушкин в стихотворении, посвященном 19 октября, будет вспоминать:

Вы помните, когда возник Лицей,
И царь для нас открыл чертог царицын,
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей…

Свою блистательную речь Куницын закончил словами, поразившими всех лицеистов: «Вы ли захотите смешаться с толпой людей обыкновенных, пресмыкающихся в неизвестности и каждый день поглощаемых волнами забвения? Нет! Да не возвратит мысль сия вашего воображения! Любовь к славе и отечеству должны быть вашими руководителями». И вновь свою признательность Пушкин выразит Куницыну в следующем стихе:

Куницыну дар сердца и вина:
Он создал нас, он воспитал наш пламень;
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада зажжена.

Пушкинский курс был первым, тогда в Царскосельский лицей были приняты 30 человек. Вообще, по уставу, в лицей принимались дети дворян 10-12 лет. Обучение длилось 6 лет и приравнивалось к университетскому. Первые три года лицеисты изучали предметы старших классов гимназии. Следующие три года посвящались предметам трех факультетов университета: словесного, нравственно-политического и физико-математического. При этом к концу обучения каждый воспитанник должен был в совершенстве овладеть искусством сочинительства на французском, немецком, а особенно на русском языке. Немало внимания в лицее уделялось физическому воспитанию детей. В программе обучения были гимнастические упражнения, подвижные игры, танцы, верховая езда, фехтование, плавание. Кроме того, ежедневно по несколько часов в день лицеисты гуляли в парке в любую погоду. Это было связано не столько с закаливанием, сколько с воспитанием мужественного и независимого характера. «Основное правило доброй методы или способа учения состоит в том, чтобы не затемнять ума детей пространными изъяснениями, а возбуждать собственное его действие», – гласило в лицейском уставе.

Царскосельский лицей был закрытым учебным заведением, поэтому распорядок дня был строго регламентирован. В 6 утра воспитанники вставали, за час надо было успеть одеться, умыться, помолиться и повторить уроки. С 7 до 9 был «класс 0» – так назывались учебные занятия. Далее лицеисты пили чай с белой булкой и отправлялись на прогулку, затем снова занимались в течение двух часов. В 12 часов воспитанники гуляли, во втором часу обедали и вновь занимались три часа. В шестом часу по расписанию пили чай и отправлялись в Царскосельский сад, делали гимнастические упражнения. С шести до половины девятого повторяли уроки, также в это время проводились занятия для отстающих. Затем – ужин, час отдыха и в 10 часов – сон.

Занятия в Царскосельском лицее начинались 1 августа, учебный год завершался 1 июля, но даже в июле воспитанники должны были оставаться в Царском селе. Таким образом, все 2060 «лицейских дней» воспитанники были оторваны от дома, родных и составляли единую лицейскую семью.

Были в Лицее и свои традиции. Например, самая известная – после выпускных экзаменов разбивать лицейский колокол, который в течение 6 лет созывал воспитанников на занятия. Каждый выпускник брал себе на память осколок. Для первого, пушкинского выпуска второй директор лицея Е.А. Энгельгардт распорядился изготовить памятные чугунные кольца в виде переплетенных в дружеском рукопожатии рук, которые стали для лицеистов талисманом.

6 сентября 1843 года лицей по указу Николая I был переведен в Санкт-Петербург в здание Александровского сиротского дома, с тех пор он стал именоваться Императорским Александровским лицеем.

Спустя 200 лет институты стали переименовываться в университеты и академии, вместо школ появляется все больше лицеев и гимназий, однако отчего-то в России не появляются Пушкины, Ломоносовы, Дельвиги. Значит, не в названии дело...

Феномен Царскосельского лицея в том, что педагоги не старались «натаскать» воспитанников, не ставили целью засунуть в их головы как можно больше знаний, научить правильно ставить крестики в бланках ЕГЭ. Тогда, 200 лет назад, преподаватели старались воспитать честного и благородного человека, который уважает и любит свое Отечество, ценит справедливость, обладает чувством собственного достоинства. Такая система образования и воспитания способствовала развитию цельных личностей, готовых посвятить Отчизне «души прекрасные порывы».

Прощаясь с выпускниками, Энгельгардт напутствовал: «Идите, друзья, на новом вашем поприще!.. Храните правду, жертвуйте всем за нее; не смерть страшна, а страшно бесчестие; не богатство, не чины, не ленты честят человека, а доброе имя, храните его, храните чистую совесть, вот честь ваша. Идите, друзья, поминайте нас...».

Президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая рассказала  о развитии образования в России за последние 200 лет, значении Царскосельского лицея для истории страны:

– Царскосельский лицей стал питомником высокообразованных и одновременно преданных Отечеству людей. Образование было великолепным, классическим: с латынью, греческим, с тремя европейскими языками. На французском аристократия говорила с детства, еще английский, немецкий... Поэтому Пушкин и его однокашники свободно читали Шиллера по-немецки, Байрона – по-английски, Стендаля и Рабле – по-французски. Это, конечно, делало их открытыми ко всей мировой культуре. На примере Пушкина можно сказать, что это не делало их нигилистами по отношению к собственной истории. Как раз Пушкин и был тем ответом на дилемму России и Европы. Европа была частью русской культуры, которая сохраняла свою самобытность и была, безусловно, жемчужиной во всей общехристианской и мировой культуре.

Если сравнивать с сегодняшним днем, то давайте будет откровенны: во всем мире образование стало всеобщим, обязательным, демократичным. Все, что делается всеобщим, снижается по уровню. Поэтому это – общая тенденция, здесь не только мы являем пример такого снижения. Совершенно очевидно, что программа составляется с расчетом на среднего человека, в т. ч. и на того, кто рос, где нет книг, где родители не читают, а сейчас смотрят телевизор. Если бы программы были сложнее, невозможно было бы научиться детям, которые с детства не читают на языках, поэтому на это надо смотреть философски. Но необходимость воспитательных и образовательных учреждений высокого класса не просто сохраняется, но и диктуется.

Посмотрите, какая у нас элита, т. е. социально активный слой. Она говорит на жаргоне, не знает собственной истории, не может написать диктант без 30 орфографических ошибок на одной странице. В связи с новыми стандартами образования, которые вызывают ужас у всего академического сообщества, нет никакой возможности воспитать преемственных носителей нашей отечественной и всеевропейской культуры. Следующее поколение будет не способно читать ни Толстого, ни Достоевского, поскольку они не способны воспринять широту ассоциаций, сравнений, упоминаний имен и т. д. Поэтому нам нужны такие образовательные учреждения (хотя бы с 8 класса), где талантливые дети, ищущие знаний, с удовольствием их воспринимающие, могли бы в современной обстановке расширить свой кругозор, эрудицию.

Именно падение общегуманитарной эрудиции является общим местом, даже в высших учебных заведениях России. Я знаю, что давно существует идея воссоздания образовательного холдинга (используем современное слово) под названием «Царскосельский лицей», который предполагал бы наличие гимназий, даже вузов, которым бы присваивался какой-то статус элитных учреждений в хорошем смысле слова. Элитных не в том смысле, что туда попадали бы дети богатых родителей, а элитных в смысле талантов.

Не только Пушкин, Дельвиг, Кюхельбекер, но и блистательный русский канцлер Горчаков был выпускником Царскосельского лицея. Панорамный взгляд на мировую историю, международные отношения, закономерности мировой политики, преемственность каких-то интересов больших держав в их развитии – совершенно необходимые условия для подлинного дипломата, который знает, где можно пойти на компромисс, а где нельзя, что требует сильной воли, а что – хитрости, тонкости на переговорах. Для этого нужно широкое образование.

В наших учебных заведениях, на мой взгляд, слабым местом является недостаточный контроль за освоением программы. У нас можно просидеть под партой, отвлекая преподавателя вопросами, и не выступить на семинаре, коллоквиуме. Например, в Гарварде все ответы должны быть в письменном виде – это дисциплинирует. И нигде нет такого позора, как объявления в Интернете (а раньше и в метро можно было встретить): «Пишу дипломы, курсовые». В Америке за списывание на экзамене человек исключается с волчьим билетом и уже никуда не может поступить, потому что это ведет к уголовному преступлению.

Образовательное учреждение всегда было и воспитательным, поскольку вместе со знаниями давалась и мировоззренческая рама, нравственные принципы: честь, долг, не лгать, быть благородным. Вот что было всегда, и это надо восстанавливать. Большие знания, данные человеку с волчьим менталитетом, делают его хищником, он может нанести больший вред, чем невежественный дурачок. Сочетание профессионализма, нравственных качеств, открытости к мировой культуре очень важно для воспитания элиты в хорошем смысле слова.

Наши образовательные учреждения называются элитными, когда на деньги богатых родителей там есть бассейн, поездки за границу. Иногда это превращается в инструмент ранней социальной селекции. Система воспитания в прошлые века, я бы сказала, несмотря на разделенность классов и сословий, была более демократичной, потому что детей аристократов учили переносить лишения.

Поэтому юбилей Царскосельского лицея стоит праздновать. Одно имя Пушкина чего стоит! Певец и свободы, и державы великой – вот чего нам не хватает. У нас либо свободы хотят и топчут государство, либо наоборот. Свобода и держава – именно то, что нужно России.

Просмотров: 1693

Добавить комментарий:
Ваше имя:*
Комментарий:*
Код на рисунке:*
Другие новости из рубрики



Подписка на новости

E-mail:




© «РИФ». 2008. Информация об ограничениях. Обратная связь: rif-news@yandex.ru Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.